О Романовском драгуне замолвите слово

Тип статьи:
Авторская

Чурсин Ю.И., Межова Н.В.

«О Романовском драгуне замолвите слово»

Эпизоды военной службы романовцев в 1658-59 гг.

В процессе наших поисков сведений для родословных жителей Романовского уезда были обнаружены два любопытных документа из фондов РГАДА о драгунах. Они помогают пролить свет на драматические моменты военной службы романовцев времен русско-польской войны
1654-1667 гг. Собственно, текст этих двух документов, имена и фамилии романовских драгун приведены в приложении, а сначала – общая обстановка и упоминания об их службе в ранее
опубликованных источниках.

В 1658 году по царскому указу был сформирован выборный полк из драгун дворцовых волостей Романовского и Скопинского уездов под командованием полковника Семена Бринка — одного из иностранных офицеров на службе у московского царя. Полк в сентябре того же года отправился на литовско-белорусский театр военных действий.

«Виленский воевода князь Юрий Долгоруково с товарищи челом бьют: в нынешнем во 167 году сентября в 28 день… Да сентября ж в 29 день писал полковник драгунского строю Семен Брынк к товарищу моему к окольничему и воеводе к Василью Семеновичу Волынскому: по твоему де указу выбрал он, Семен, на Скопине и на Романове 1200 человек драгунов и с теми драгуны идет к Вильне. Да с ним же, Семеном, твоей казны 18 бочек зелья, 30 свиней свинцу, 300 пуд фитилю. И октября в 3 день прибежали к нам в полки из полку Семена Брынка драгуны Гришка Осипов с товарищи 5 человек, а в роспросе нам сказали: пришли де гетмана Павла Сапеги полку многие ратные конные и пешие люди к полку полковника Семена Брынка, от Вильны за 25 верст, а от местечка Медницы за 2 версты. И полковника де Семена Брынка с начальными людьми и с драгуны осадили, и к Вильне не пропустили. И полковник де Семен Брынка с начальными людьми и с драгуны от приходу польских людей стали обозом, и зелье де, и свинец, и фитиль поставили в обоз, и с польскими людьми из обозу почали биться; а польские де люди учали к обозу приступать жестоким приступом. И октября в 4 день прибежал к нам рейтарского строю Денисова полку Фанвисина, рейтар Прокофий Безобразов, А в роспросе нам сказал: ездил де он, Прокофий, для конских кормов к местечку Медни и был в обозе у полковника у Семена Брынки, и польские люди при нем, Прокофье, к полковнику и к драгуном приступали жестоким приступом. И полковник де Семен Брынка с начальными людьми и с драгуны от
польских людей в обозе от приступу отсиделись, и от обозу польских людей отбили, и знамя у польских людей взяли. И польские де люди, отшед от обозу, стали не подалеку, а приступать перестали, а полковник Семен Брынка с драгуны учинили около обозу своего окоп. А он де, Прокофий Безобразов, из обозу в ночи пришел к нам в полки лесами пеш.»

РГАДА, ф.210 Разрядный Приказ, Столбцы
Московского стола, столбец 232.
Опубликовано: «Акты Московского
государства», СПб, 1894, т.II,
№ 1035, лл.612-613.

Это боевое крещение романовских драгун произошло в то время, когда в Вильне продолжались переговоры делегаций Московского Государства и Речи Посполитой о мирном соглашении. В городе, взятом русскими войсками ещё 31 июля 1655 года, стоял гарнизон, на подкрепление которого шёл с боеприпасами и денежной казной полк Бринка. К этому моменту польско-литовская сторона уже пришла к решению продолжить войну, но тянула время, собирая силы для удара. По вестям от воеводы московские послы заявили претензии и потребовали пропустить драгун с обозом в Вильню, на что польско-литовская сторона ответила отказом, а её военачальники двинули свои рати вплотную к городу. Послы 9 октября сообщили воеводе Юрию Долгорукому о полном провале переговоров, и русские войска также приготовились к битве. Конкретных сведений об участии романовских драгун в произошедших 11 октября сражениях у нас пока нет. Однако, учитывая сложившуюся обстановку и нахождение полка в самой гуще событий, нет оснований сомневаться в полноценном вкладе романовских и скопинских драгун в победу над польско-литовскими войсками. Одно из вражеских соединений было разгромлено в бою под Верками, другое же, пытавшееся в это время взять приступом Вильню, было отбито от города, а затем и вовсе ретировалось, узнав о разгроме соратников.

Какую же долю от упомянутых 1200 драгун составили именно романовцы? Если судить по данным ближайшей ко времени событий переписи 1646 года, то общее мужское население (без церковников и детей) Скопинского уезда составляло 3241 человек в 1296 дворах, а Романовского – 2314 человек в 1136 дворах. Учитывая то, что набор обычно проводился «от дворов», можно предположить следующее: в драгуны брали по одному мужчине от двух дворов, дабы окончательно не сорвать необходимые Дворцовым Приказам поставки. Пожалуй, можно оценить число романовских драгун примерно в 500-550 человек. Кстати, соседи – сокольские и добренские поселенные драгуны, в отличие от романовцев получившие землю в собственность, обязаны были давать по драгуну с каждого двора.

Вернёмся к боевым действиям. В следующем 1659 году романовским драгунам пришлось гораздо тяжелее. В конце зимы полк Семена Бринка в составе армии князя Трубецкого был выдвинут на Украину для борьбы с силами мятежного гетмана Выговского. Первой задачей армии стало взятие крепости Конотоп. Попытка захватить её сходу штурмом провалилась, при этом русские войска понесли чувствительные потери.

Исследователи Н.Смирнов («Как под Конотопом упадок учинился…», Сборн.статей, М., 2007) и И.Бабулин («Битва под Конотопом 28.06.1659 г.», М., Цейхгауз, 2009) в своих работах приводят данные о составе армии со ссылкой на ряд документов РГАДА (Ф.210 Разрядный Приказ: столбец Приказного стола 308, книга Московского стола 275, и другие). Так, по росписи полков на 11 апреля 1659 года в полку романовских и скопинских драгун полковника Семена Бринка в строю насчитывалось 782 человека. При этом 369 драгун, возможно ещё в феврале, были отправлены в город Ромны для усиления гарнизона и казаков, остававшихся верными русско-украинскому союзу.Таким образом, до начала активных боевых действий общая численность полка составляла не менее 1151 человека. В результате неудачного приступа к крепости 29 апреля полк Бринка потерял 19 человек убитыми и имел в своём составе 118 раненых.

Организовав правильную осаду, русская армия частью своих сил взяла несколько других городов, поддержавших Выговского. Но в конце июня под Конотоп подошла объединённая татарская армия и соединилась с основными силами мятежников. Командующий русскими войсками князь Алексей Трубецкой совершил грубый просчёт, без должной разведки направив на противника крупный отряд отборной конницы, который 28 июня попал в засаду и был разгромлен. Преувеличенные вести о поражении вызвали панику в Москве. Говорили о полной гибели русской армии, о том, что вражеские силы идут вглубь России. Однако это было далеко не так. После неудачи армия сняла осаду Конотопа и с упорными, но успешными оборонительными боями отступила на российскую территорию к Путивлю. Оттуда командующий направил несколько отрядов из состава армии для поддержки
гарнизонов Киева, Переяслава и других городов.

В Путивле 10 августа князь Трубецкой провёл смотр, по итогам которого воеводы определили число людей, оставшихся в строю и безвозвратные потери армии. Удивительно, но в полку Бринка насчитывалась всего одна рота – 100 романовских и скопинских драгун. И это из более 750 человек до основных сражений! Неужели романовцы понесли такие страшные потери?

Давайте попробуем разобраться. А.Новосельский («Исследования по истории эпохи феодализма» М,.Наука,. 1994) приводит общие безвозвратные потери драгунских подразделений из состава Большого воеводского полка за период битвы под Конотопом и боёв в отступлении («на отводе») как 420 человек. Эта цифра включает потери всех 3 драгунских полков, а также драгунских рот из других частей Большого полка. Расчёт по двум другим драгунским полкам, изначально меньшим по численности, показывает общие потери за всю кампанию порядка 150-200 человек в каждом. Значит, потери романовцев и скопинцев на этом этапе могли составить от 100 до 250 человек. Что же получается — драгун полка Бринка недостаёт в строю от 400 до 500 человек? Объяснение напрашивается такое: драгунская составляющая сборных отрядов, направляемых князем Трубецким в гарнизоны украинских городов, формировалась именно из романовцев и скопинцев. Вероятнее всего, они одной или несколькими группами были таким же образом, как и роменский отряд, отправлены в какие-то гарнизоны, пока точно нам не известные. Судьба этих гарнизонов сложилась по-разному.

Татарско-польско-украинское войско, потерпев неудачу в попытках нанести поражение основным силам отступающей армии Трубецкого, переключилось в июле на левобережные украинские города, поддерживавшие промосковскую партию. Первыми на их пути оказались Ромны, сдавшиеся без боя, вероятно, ввиду безнадёжности борьбы против огромного войска. Затем были взяты города Константинов, Глинский, Лохвица. Вскоре крымско-ногайские
орды, встревоженные нападениями донских и запорожских казаков на их улусы, частью повернули домой. Остальные татары двинулись в набег на Воронежский, Елецкий, Ливенский и ряд других уездов, нанеся их населению серьёзный урон из-за того, что все основные силы Белгородской черты оказались собранными в армии под Путивлем.

Тем временем, оказавшиеся в одиночестве войска Выговского долго и безуспешно осаждали город Гадяч, в котором кроме украинских казаков оборонялись и 900 человек русского гарнизона. Также провалились попытки мятежников атаковать Киев. Недовольство политикой гетмана ширилось на Украине и привело к его отставке и приходу в октябре 1659 г. к власти сына Богдана Хмельницкого – Юрия, сменившего курс на более дружественный по отношению к Москве. Мятежные пропольские силы были изгнаны на запад – за Днепр.

Итак, первый документ приложения свидетельствует о том, что часть драгун, возможно, из захваченных противником городов, смогла бежать и вернуться домой. Примкнуть сразу к основным силам армии им не позволило отсутствие достоверных сведений о её расположении и мрачные слухи о тяжёлых поражениях русских войск. В тексте перечислены 122 драгуна и ещё 4, скорее всего, записаны повторно (они взяты в скобки). Фамилии, указанные писцом неточно, курсивом в скобках приведены в том виде, в каком они встречались в Романове в переписях и других документах того времени.

Второй документ подтверждает, что вскоре после избрания Юрия Хмельницкого гетманом русские пленники были быстро отпущены и даже награждены по царскому указу за «полонное терпение». В тексте перечислено 30 романовских и 11 скопинских драгун. День в первой строке не вписан. «Черкаских», обозначает — украинских.

Приложение 1

«Лета 7167 году августа в 5 день по государеву цареву и великого князя Алексея Михайловича всея Великия Малыя и Белыя Росии самодержца указу память Ивану Григорьевичю Греченинову: ехать ему в Раманов для того — в нынешнем 167 году с государевой службы ис полков боярина и воевод князя Алексея Никитича Трубецкого с товарыщи сбежали романовские драгуны, и о тех беглецах писано в Романов к Василью Ошевневу, чтоб он, тех беглецов сыскивая и чиня им наказанье, бив кнутом, высылал в полки к боярину и воеводам ко князю Алексею Никитичю Трубецкому с товарыщи тотчас с приставы и с провожатыми; и он тех беглецов в полки боярина и воевод князя Алексея Никитича Трубецкого с товарыщи не высылал, да после того со службы романовские драгуны многие збежали.

И Ивану ехать в Раманов не мешкая и, приехав в Раманов, тех всех беглых драгунов сыскивать и, за побег учиня им наказанье — бить кнутом нещадно, привести в полки к боярину и воеводам ко князю Алексею Никитичю Трубецкому с товарыщи. А имяна тем беглым драгуном под сею наказною памятью, а в Раманов к Василью Ошевневу о тех беглецах и об нем Иване писано, чтоб дал ему Ивану для высылки тех беглецов приставов, и стрельцов, и пушкарей, и для письма площадных подьячих и велел бы у него тем приставом и подьячим быть до тех мест, покаместо он для того дела в Романове побудет. И ему Ивану однолично тех беглецов сыскать и в полки привести вскоре, чтоб ему с теми беглецами в полки приехать кончае сентября 1 число 168 году. А посулов и поминков у тех беглых драгунов не имать ничево и ни в чем м не норовить, а будет он Иван у тех беглецов в посулех что возьмет и по посулом их вскоре в полки не вышлет, и ему за то быть в жестоком наказанье безо всякие пощады.

Имена беглым драгуном Семенова полку

Брынка

Романова Городища деревни Коровина

Игнатко Котюков
Мелешка Шаров

Климко Потапов
Артюшка
Кузьмин Ивашко

Горячева Андрейко
Беляев
Артюшка
Безрукавников Демешка
Поваляев
Левка
Острокопытов Савка Григорьев
Илейка
Сухорев Сенка
Острокопытов
Ивашко
Зевакин Пронка
Делапасов
Алфимко
Зуев Ивашко
Мещеряков
Бориско
Толмачев Демка
Козлов
Купреянко
Богданов Ивашко
(Козлов? – в тексте пропущена фамилия)
Больших Стюденков
Максимка
Гусев Савка
Мудынин
Алешка
Кочон (Косой?) Паршик Лосихин
Сенка
Первушин Ивашко
Худошерстов
Ивашко
Бустилов Фирсик
Новинкин
Елистратко
Лосихин Алешка
Черного
Ивашко
Карева Мишка
Мудынин
Наумко
Мокрушев Ивашко
Гончаров
Андрюшка
Онтонов Сенка
Будаев
Трофимко
Первушин Васка
Рогожин
Силка
Водопьянова
Села Сырскова
Солуянко
Ваулин
Афонка Попов
Села Дикова
Ерошка
Ярцов Андрюшка
Черного
Гришка
Коврешкин Васка
Гуляев
Агапко
Щелочихин Климко
Рыжков
Гаврилко
Стариков Ивашко
Гализев (Халезев?)
Алешка
Акиньшин Ивашко
Лапин (Ланин?)
Елфимко
Черного Павлик
Соколов
Пронка
Халезев Сенка
Куликов
Карпик
Куликов Елфимко
Мещеряков
Мирошка
Чепелев Сидорко
Хлусов
Деревни Коровина
Демешка
Овчинников Левка
Белогородцов
Алферко
Белогоротцов Осташка
Белогоротцов
Села Подгорнева
Агейко
Голубятников Аверка
Старков
Гаврилко
Плетник Герасимко
Ер(емин)охин (исправлено в тексте)
Кирюшка
Ондропов Ивашко
Проскурнин
Левка
Колесников Микулка
Лебинцов (Ливенцов?)
Ивашко
Чеботарев Сафронко
Красноскулов
Исайко
Пазаков (Пузаков?) Петрушка Спасибин
Андрюшка
Будкин (Будюкин?) Евсейко Раев
Микитка
Коренев Васка
Поваляев
Пронка
Денисов Потапко
Путилин
Ивашко
Двагрошин Федотко
Сала
Никольские слободы (Елецкая и Падовская)
Оска
Размачаев Пронка
Такарев
Сенка
Гончаров Лаврушка
Береснев
Ивашко
Коровяков
Романовские слободы
Петрушка
Козлов Сенка
Росторгуев
Парфенко
Короваев (Петрушка
Козлов)
Максимко
Уваров (Сенка
Растаргуев)
Уварко
Чернышев Анисимко
Бортников
Кондрашка
Воронов Сенка
Ломов
(Сенка
Ломов)
(Парфенко
Короваев) Микитка
Воронов
Мишка
Усачев Микитка
Борбошин
Фирсанко
Бортников Куска
Кошкарев
Гришка
Хаминов Ивашко
Черномордов
Села Сырского
Фектистко
Долбилов Юрка
Морозов
Села Дикова
Сержант
Зеновко Алексеев
Фалимпейко
Пузаков Савинко
Гончеров
Ларка
Панкин Назарко
Коршунов
Села Подгорново
Ефтифейко
Самаев Савка
Красноскулов
Афанка
Попадьин Поликарпик
Бирюков
Максимко
Гущин Игнашка
Седова
Микифорко
Колесников Микитка
Красноскулов
Ивашко
Девкин Гришка
Кобыляков
Кирюшка
Шестаков Васка
Шестаков»

РГАДА, Ф.210 Разрядный Приказ, Столбцы
Приказного стола, ст.861, лл.65-69

Приложение 2

«Лета 7168-го
ноября в … день по государеву цареву и великого князя Алексея Михайловича всея
Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца указу память казначею Богдану Миничю
Дубровскому да дьяком Данилу Понкратьеву да Ивану Харламову: велети им дати
государево жаловонье драгуном Раманова Городища Ивашке Журавлеву с товарыщи
тритцати человеком и скопинским Селиверстке Вогнирубову с товарыщи одиннадцати
человеком за полонное терпенье по сукну по доброму, а кому имяны государево
жаловонье сукны драгуном дати и с имена их под сею памятью; быти ани в полону в
черкаских городех.

Имена драгуном Раманова Городища:

Ивашка
Журавлев Мишка Королев
Сенка
Румянцов Игнатко Веретенников
Ондрюшка
Жеребятьев Афонка Долгой
Титко Захаров Филка Бокарев
Сысойка
Дронин Афонка
Стариков
Агафонко
Матюхин Ферапонтка Харин
Исайко
Неклюдов Ивашка Отесов
Дружинка
Гуров Филка Донского
Ивашка
Неклюдов Ивашка Сафонов
Ивашка
Бурдуков Онтошка Покидов
Иевко
Тимошинов Сидорко Тимошинов
Филка
Найденов Мишка Бородин
Кондрашка
Бородин Демка Горяинов
Ондрюшка
Чеченев Евсевейко Нотаров
Филка Табалин Ивашка Скляднев
Скопинские:
Селиверстко
Вогнирубов Микитка
Швеин
Якушко Бучнев Пиминко
Леденев
Афонка
Постовалов Лучка
Бабушкин
Афонка Егин Ивашка
Такарев
Сенька Жуков
Васка Бухаров
Васка
Самсонов
По сей памяти
и государеву жалованью розных городов полоненики Ивашко Журавлев с товарыщи
сорок один человек сукна взяли, а по их челобитью Алешка Гневышев руку приложил»

РГАДА, Ф.396 Оружейная Палата, оп.1,
д.6610, лл.1-2

Комментарий редакции:
Благодарим Межову Н. В.и Чурсина Ю.И.
Нет комментариев. Ваш будет первым!