Добринский - Усманский край в XIX веке

Тип статьи:
Авторская

...145 мужчин и 11 женщин. В Паршиновке было пять хозяйств с наемными работниками, 14 — с нанимающимися в батраки. Насчитывалось 104 хозяйства с садами, шесть пчеловодов с 37 ульями. Паршиновской общине принадле­жало 2358,5 десятины удобий надельной земли и 1141,5 десятины обработанной пахотной земли.

Всего на одно хозяйство приходилось в среднем 10,5 десятины, 123 семьи арендовали землю.
В селе Ровенка, где также проживали бывшие государ­ственные крестьяне, число хозяйств насчитывалось 127. Из них одиннадцать владели землей до 5 десятин, семьдесят — от 5 до 15, сорок одно — от 15 до 25, пять — от 25 до 50 десятин. Три хозяйства нанимали батраков, а пять вообще были сами вынуждены наниматься на работу к соседям. Тридцать шесть хозяйств имели сады. В Ровенке было три пчеловода, у которых насчитывалось тридцать три улья. Всего удобной земли у крестьянской общины было 1706,8 десятины, в том числе пахотной в обработке 13,4 десятины. Шестьдесят семейств были вынуждены арендовать землю.

С каждым годом количество безземельных росло. Крестьяне были вынуждены уходить на заработки в города Воронеж, Тамбов. Здесь они трудились в основном на железной дороге. После победы русского народа в Отечественной войне 1812 года на территории нашего края сносятся старые деревянные церкви и строятся новые, каменно-кирпичные. В проектировании их принимают участие архитекторы Москвы, Петербурга и даже из-за рубежа.
Даты возведения деревянных храмов до начала XIX века пока не установлены, да они и не сохранились.

В селе Пушкино восстанавливается церковь Дмитрия Ростовского. Она была построена в 1800 году князем Николаем Борисовичем Голицыным. В 1806 году открылась церковь Покрова Пресвятой Богородицы в Павловке (Скурато­ве). В селе Хворостянка, которое тогда называлось еще и Софьино, церковь была освящена в 1820 году. Через шесть лет был открыт храм в Отскочном. В 1839 году освятили церковь Покрова Пресвятой Богородицы в Ольховке (село называлось также Покровским). Через два года в селе Ле­бедянские выселки (ныне с. Лебедянка) была освящена церковь Архистратига Михаила. В 1861 году в Чамлык-Никольском освятили храм Николая Чудотворца, через двадцать лет — КосмоДамиановскую церковь в Талицком Чамлыке. В 1907 году в селе Барятино (ныне Богородицкое) была тор­жественно открыта церковь Казанской Божьей Матери. В 1898 году в селе Чуевка освятили деревянную церковь Николая Чудотворца. При Советской власти она была разрушена. Сейчас на ее месте строится новый храм. Многие церкви в прошлом были закрыты. В нашем рай­оне каким-то чудом уцелели церкви в селах Павловка, Демшинка, Ольховка и некоторых других. Большинство из них — полуразрушенные. Некоторые сейчас восстанавливаются… Накануне отмены крепостного права в России сложилась революционная ситуация. Кризис не обошел и наши края. В связи с резким усилением эксплуатации на борьбу поднялись крестьяне на Битюге, в селах Новочеркутинской и Пушкинской зон и в других местах.

Краевед Дубасов И.И. в книге «Очерки истории Тамбовского края» описывает один из случаев, происшедший в имении помещика Ханыкова.

Помещик Ханыков был небогатым и мелкопоместным землевладельцем села Александровка. 14 сентября 1860 года к нему в экономию пришел пастух Силин и спросил:
— Поскольку нам будет от вас земли? Потому — все мы теперь вольные и про это есть грамота нашего священника.

Помещик возмутился дерзостью крепостного. По его приказу дворовая челядь бросилась на пастуха и стала его вязать. Началась потасовка. Силин изо всех сил отбивался и начал плевать в барина. Из его уст слышались ругательства:

— Тиран! Злодей!
Он изловчился и ударил барского приказчика Кареева по щеке.

В конце концов пастуха удалось связать и ему было заявлено, что его «повезут на суд» в уездный город Усмань. Но Силин продолжал «изрыгать ругательства»:

— Ты грозись мне судом, а я не боюсь его. За мной весь мир пойдет туда поголовно.
Дело кончилось «полюбовно». Силина наказали принародно — дали пятьдесят ударов розгами — и отпустили восвояси.

Неспокойно было и в имении помещика Баранова, что владел селом Тихвинка. Крестьяне отказывались выполнять барщину. Так, почти за год до отмены ненавистного крепостного права проявилось недовольство крепостных.

О плачевной ситуации в наших краях много и тревожно писал наш замечательный земляк С. Н. Терпигорев. Он не был революционером, но беспощадно критиковал жестокость помещиков и призывал к справедливому решению кресть­янского вопроса.

19 февраля 1861 года император Александр I Высочайшим Манифестом отменил крепостное право. Этот факт оказал благотворное влияние на наших предков. Рыночная экономика быстро стала сближать интересы всех слоев общества. Однако земельная часть реформы носила грабитель­ский характер. Вспыхивают крестьянские восстания.

Были они и накануне. Так, крепостные помещика Галицина в селах Новочеркутино и Пушкино отказались выйти на барщину. Дело дошло до того, что даже уездный исправник не мог справиться со «смутьянами».

Пришлось ввести войска. В 1850 году крестьяне помещика Скуратова, которому принадлежало село Павловка, отказались повиноваться своему барину и властям.

Они избрали ходоков и направили их в губернский Тамбов. И там пожаловались на помещичьего управляющего, который их беспощадно эксплуатировал, не забывая о своем кармане. Чиновники, прибывшие в село, пытались утихомирить, убедить крестьян в повиновении. Павловцы упорно стояли на своем. Беспорядки были прекращены «действием военной конницы».

В 1858 году в имениях помещиков Чеботарева, Баранова, Охотникова, Брянцева, братьев Ивана и Петра Шеншиных, помещицы Мерчанской и других крестьяне повиновались только при содействии земской полиции.

После реформы 1861 года в наших местах развиваются сельские промыслы, возникает множество кустарных предприятий.

В 1888 году на Добринской земле насчитывалось 19 кирпичных заводов. Из них 9 располагались в Березнеговской волости, 7 — в Талицкой. В районе было шестьдесят четыре крупорушки и просушки. Из двадцати девяти кузниц восемь располагались в Пушкинской, а семь — в Талицкой воло­стях.

Хорошие урожаи давал подсолнечник, и крестьяне везли его на маслобойни, которых в нашей местности было тридцать шесть, из них пятнадцать находились в Верхнематренской волости.
Насчитывалось огромное количество ветряных мельниц — 424. Конных же мельниц было всего лишь двадцать пять. Четырнадцать из них — в Верхнематренской и одиннадцать — в Дмитриево-Дуровской волостях. Водяная мельница была в единственном числе. Она располагалась в селе Ольховка, на реке Байгора.

Шесть предпринимателей занимались выделкой овчины. Торговля велась в шестнадцати лавках. Они были в каждой волости. А вот постоялые дворы и трактиры распола­гались только в двух — Талицкой и Сафоновской. В первой их было шесть, во второй — два.

Слабо была развита кустарная промышленность в воло­стях, населенных бывшими крепостными крестьянами. Это хорошо видно на примере Барятинской волости, где насчтывались лишь две кузницы и три ветряные мельницы.

В конце XIX века, когда в России возрос спрос на сахар, в районе резко увеличилось производство сахарной свеклы… обрыв статьи

Комментарий редакции:
Неполная статья
Нет комментариев. Ваш будет первым!