Человек и земля

Тип статьи:
Авторская

Отношение человека к земле всегда было в центре вни­мания наших далеких и близких предков независимо от их общественного и социального положения, ибо, как они справедливо считали, что «Из земли мы вышли — туда и друзья Косого — священник Самойло и казацкий старшина Матвеев — „и иже с ними“ пошли по миру. В своих вы­ступлениях они со своей точки зрения анализировали при­чины поражения восстания Степана Разина и доказывали, что только Кузьма Косой способен переустроить общество и обеспечить личную свободу каждому в условиях справед­ливой жизни. Надо только быть готовыми и ждать сигнала к походу на столицу.

В первых числах июля 1687 года преданные „раскольному делу“ казаки были созваны на Круг. В его работе активное участие приняли и прибывшие крестьяне.

Круг приговорил восстановить старую веру и утвердил план похода на Мо­скву. А седьмого числа этого же месяца „надежные люди“ от­правили „известное письмо“. В этом доносе властям сооб­щалось, что „съезжаются-де многие люди воинством, сказы­вают у себя великого царя Михаилу, велит-де нам Христос землю очищать от неверных людей, мы-де не боимся царей и войска и всей вселенной“. „Добрые люди“ пытались об­разумить Кузьму, неоднократно напоминали ему, что стало со Степаном Разиным, его братом Фролом и Василием Усом. Но Кузьма был непреклонен и заявил публично, что если они не пойдут к нему „в совет“, то будет на них „погибель и геена огненная“.

Дело грозило перерасти в новую крестьянскую войну. После консультации с Тамбовом казацкий старшина Лав­рентьев вызвал народного проповедника для объяснений к черкасскому атаману. Кузьма явился не один, а с командой крестьян в 600 человек, хорошо вооруженных и до предела озлобленных на домовитых казаков, царя и бояр. Первые встречи с „лучшими людьми“ начались драками и смертоу­бийствами. Был срочно созван новый Круг. Большинство в нем состояло из „лучших людей“, противников раскола цер­кви.

Они были коренным образом против похода на Мос­кву. Кузьму сумели схватить и срочно отправили в Тамбов, где после допроса „с пристрастием“ выявили его сторонни­ков в городе и отправили туда, куда он так стремился. В Москве народного героя при пытках замучили до смерти. Самойло Лаврентьев, „покидая атаманство, ухоронился“, другие сторонники были изловлены или тоже скрылись. Рас­кольничий друг, глава Тамбовской епархии епископ Леон­тий, был немедленно отстранен от должности и сослан в суздальский Евфимовский монастырь, где умер в заточении в 1707 году.

Однако движение Косого удалось подавить не сразу. Жи­тели основанного Кузьмой Заполянского городка даже со­ставили и вооружили отряд бедноты в пятьсот человек и двинулись пешим походом на Москву. На Тамбовщине их остановили стрельцы. Мятежники, среди которых были и добринцы, вернулись и, спасаясь от преследования, укры­лись в своем городке. Домовитые казаки не стали дожи­даться подкрепления, а осадили бунтовщиков. А вскоре при­были конные отряды стрельцов из Тамбова, Симбирска и Царицына. Участь движения была решена через год, к на­чалу апреля 1689 года. Весь 1690 год шел строгий суд и творилась беспощадная расправа над бедными крестьянами, чтобы впредь никому не повадно было идти против Бога и царя.

Так повелел новый царь Петр, ставший впоследст­вии Великим. Наконец завершилась еще одна страница кровавой исто­рии народного движения нашего государства. На стихийной основе крестьяне тогда боролись „без определенных, ясных политических требований“, „но они все же боролись как умели и как могли“, — так характеризовал крестьянскую борьбу XVII века В. И. Ленин. И в этом с ним нельзя не согласиться.

Нет комментариев. Ваш будет первым!