Из рода Красавиных села Среднего

Тип статьи:
Авторская

Из рода Красавиных.

Еще в начале XIX века местные

знатоки народной ме­дицины Красавины

стали успешно лечить ушибы, сложные переломы и серьезные вывихи, пользуясь какой-то немудре­ной мазью, секрет состава и условия приготовления коей держали в глубокой тайне. К их услугам прибегали и бо­гатые, и бедные. Твердой таксы за услуги у них не было: кто сколько даст. Если видели, что человек бедный, — ни­чего не брали с него. Коренной житель села Среднее Влдимир Антонович Саранцев, ныне покойный, поведал од­нажды историю о том, как к
одному из красавинских вра-чевателей — Никифору — прискакал важный гонец из Санкт-Петербурга: упала с лошади,

переломала себе кости и тяжело заболела какая-то юная графиня — родственница Александра I.

Лучшие эскулапы Европы не отходили от ее постели, но несчастной
становилось все хуже и хуже. В тот день Никифора увезли в столицу. Через месяц
собравшаяся было умирать графиня встала на ноги и всю болезнь будто рукой
сняло. Все были рады, не знали, чем угодить Ники-фору, оставляли его врачевать
при дворе, а он белой петербургской ночью, не простившись ни с кем, пешком ушел на родину. Ему

владелец Среднего с 1795 года, князь П. И. Гагарин,

предлагал

вольную, но Красавин предпочел остаться крепостным у
себя дома. Однако, по преданию, из Петербурга
ему доставили объемистый сверток с бумажными ассигнациями и золотом...
В Николаевской школе мы
встретились с Красавиной Марией Ивановной.
Познакомившись поближе, узнали, что она
является потомком знаменитых Красавиных, что она учительница русского языка и литературы, участница Вели­кой Отечественной войны.
Мы часто говорили с ней не только о настоящем,
но и о прошлом. Сидим мы как-то недавно на
порожках ее ухо­женной квартиры и
ворошим страницы былого. Мария Ива­новна больна, но не обойдена заботой
и вниманием мест­ных властей:
— И все же обидно мне,
«кулацкой дочери», за свою судьбу.
Никто не знает, что пережить пришлось. А ведь когда-то род
Красавиных был не из последних. Сами зна­менитые
князья Гагарины гордились нами, народ доверял моим дедам и прадедам ответственные должности.
Живы еще средненцы,
помнящие рассказы своих предков о
Красавиных, о том, что Владимир Никифорович, один из сыновей того самого Красавина, что лечил царскую родст­венницу, еще каких-то влиятельных пациентов, использовал накопленные родителем, да и свои собственные, деньги на строительство красивейшей в округе церкви. Сейчас этого храма нет. Под руководством воинствующих атеистов его разобрали по бревнышку и употребили на местные нужды. Устин Тимофеевич Красавин, умерший в 1928 году, был церковным старостой. Не выдержало его слабое сердце над­ругательств, обрушившихся тогда на религию...
Заботились Красавины о простых людях,
делились с ни­ми хлебом и кровом, давали взаймы и просто
так. И не скудела рука дающего. Горды были
Красавины, не терпели насмешек и унижений.
58
Красавина вспоминала, как
в тридцатом раскулачивали дядю Василия Устиновича, имевшего невдалеке от болота
Светлуха ветряную мельницу, построенную
дедами в послед­нюю четверть XIX века. Василий же не стал дожидаться окончания расправы, а «махнул» в Волгоград,
где еще долго и честно трудился на военном заводе.
Безжалостная жизнь разбросала Красавиных по
всему свету. Но многие живут еще и в
Добринском районе. Не забывают народную меди­цину, ставшую семейной
традицией,

Е. П. Максимова и В. Г. Башкин из Среднего.

Составляет еще старинную
мазь жительница Добринки, бывший медицинский
фельдшер Т. Д. Насонова. Семейное дело по наследству продолжил близкий
родственник Краса­виных — Аничкин В. П.,
доктор медицинских наук, прак­тикующий в Витебске.
Часто наведываются на родину пред­ков

врачи-терапевты из Нижнего Новгорода Шпрыков А. С. и Шпрыкова О. С.

Все они пытаются восстановить
«секрет» чудодейственной мази и
поставить ее производство на на­учно-техническую
основу.
— Есть что вспомнить из
истории нашей семьи, оказав­шей практическую помощь
бессчетному числу страдальцев. Но жестоко поступили с
нами в годы коллективизации. Раз­рушили
родное гнездо, разогнали всех направо и налево. А вообще я думаю систематизировать все, что знаю. Я не хочу, чтобы потомки росли Иванами, не помнящими род­ства. И пора очиститься от этой хулы, что терпели
десятки лет.
Многое могла бы рассказать
ветеран войны и труда учи­тельница
Красавина М. И. о своих корнях и истоках. Но теперь ее нет.

Нет комментариев. Ваш будет первым!